Дети Девы-Птицы: ререги, варны, лелеги…

Геродот жил в пятом веке до Р.Х. Его называют отцом истории. Но вообще-то история родилась много раньше. Эту музу эллины звали Клио, бармины – Тарой, славяне – Быличкой. История это сестра Традиции. Младшая, но не намного. А большинство Традиций намного старше, чем Геродот. Даже и не столь древних, как русская северная. О Русской Северной Традиции см. «Вехи северного ведизма», книгу Дмитрия Логинова. Как и его же «Глубины русской истории». Так что Геродот был скорей не отцом истории, а подвижником ее, хранителем и преданным рыцарем.

Странствующим рыцарем. Геродот отдал десять лет своей жизни путешествиям, а для путешественников были тогда небезопасные времена. Геродот объездил почти все страны Передней Азии, а также странствовал по Северному Причерноморью, по Крыму… Составил скрупулезные записи преданий, какие слышал в тех землях от представителей самых разных народов, «дабы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение и великие и удивления достойные деяния как эллинов, так и варваров не остались в безвестности». Причем особое внимание уделял скифам, кельтам (описал племя невров - Nervii), славянам.
Римляне его времени с трудом отличали скифов от сарматов и даже славян (венедов) от германцев, называя всех не-римлян и не-эллинов скопом «варварами». Новозаветные книги много разборчивей в этом смысле. «Нет ни Еллина, ни Иудея, ни Скифа, ни варвара, но все и во всем Христос», гласит первое Послание Колоссянам (1Кол 3:11). Апостол, утверждая духовное равенство во Христе всех – в мирском смысле уверенно отличает скифов от варваров! Еще бы – славяноскифы были одним из раннехристианских народов, причем составляли уже в первый-второй века едва ли не большинство крещеных! См. «Семь крещений Руси», книгу, в которую доказательства этого собраны Кириллом Фатьяновым.
Первоначально германцами галлы называли одно из зарейнских племен и познакомили с этим названием римлян, которые перенесли его на все народы, обитавшие между Рейном и низовьями Дуная — все это называлось в античности римлянами Германией. Таким образом, для древнеримских писателей германцами были все, кто не походил на кельтов (галлов) и на скифов ираноязычных. Поэтому словом «германцы» в трактатах римлян времен от Геродота и до Р.Х. называются и многие славяноскифские племена. Это позволяет славянофобам утверждать, будто в античную эпоху славян… еще не существовало (а между тем сама эта эпоха названа по имени славянского племени - антов)!
Причислению славян к германцам, считает историк Сергей Цветков, способствовало в немалой степени обстоятельство, что представители этих племен традиционно заключали военно-политические союзы и т.о. выступали единым фронтом. По словам Тацита, германские племенные дружины постоянно пополнялись воинами из соседних, т.е. славянских, племён. «Если племя, — пишет он, — в котором они [славяне] родились, закосневает в длительном мире и праздности, множество знатных юношей отправляется к племенам, вовлечённым в какую-нибудь войну...».
Подобно германцам, славяне (у Тацита — венеды, венеты) отнюдь не отличались миролюбием. Тацит свидетельствует: «венеды переняли многое из германских нравов, ведь они обходят разбойничьими шайками все леса и горы между певкинами и феннами», то есть венеды собирали дань в землях между Дунаем и Восточной Прибалтикой.
Да, воинственность и агрессивность, пожалуй, перенимали от германцев. А вот культуру в широком смысле перенимали, скорее, германские племена от славян. Сравнительное языкознание свидетельствует о влиянии славян на германцев. Известны как минимум 18 лексем, проникших от славян к носителям западногерманских диалектов начиная с середины I тыс. до Р.Х. (См. Седов В.В., «Славяне. Историко-археологическое исследование»).
Большинство древнеримских авторов не знали общеплеменного самоназвания СЛАВЯНЕ, но в искажённом виде зафиксировали племенные этнонимы множества древнеславянских племен:
  • Лугии – лужичане.
  • Варны - это племенное самоназвание находит объяснение только в языке поморских славян, где «варн» произносилось вместо «вран», «ворон»; они сидели по реке Варнова. Среди античных славянских племен были ререги (соколы), лелеги (лебеди), варны (вороны). Все они возводили свой род к Деве-Птице Матери Сва – Матерь Слава, Всемать – о которой многажды речет Велесова книга. Радужное оперение крыл Ее есть символ того, что все они есть Дети Девы-Птицы: лелеги, варны, ререки...

  • Мугилоны и колдуи - этнонимы типично славянские, сохранившиеся в самоназвании коледичей, ветви полабских сербов, и города лужичан Могильно.
  • Вельты (велеты) – лютичи.
  • Так точно и много других славянских племен упоминается античными писателями, жившими в первое тысячелетие до Р.Х. (См., напр., Гильфердинг А.Ф., История балтийских славян. М., 1855. Часть первая. Гл. IV.)
    В земли славян, как известно, был сослан поэт Овидий. Его знаменитые элегии представляют собой, таким образом, достоверный источник по истории и этнографии Северного Причерноморья. Причем содержащиеся в них данные во многом совпадают с таковыми поэмы Вергилия, в которой поэтически обработан «скифский рассказ» из «Истории» Геродота.
    Древнеславянский мир взаимодействовал с древнеримской цивилизацией активно и многогранно. Причем опять же вопрос еще – кто более на кого влиял?
    Римляне не спешили со своего теплого юга приходить на суровый славянский север и там культурно влиять. А некоторые из тех, кто все же пытались, жаловались потом – например, Страбон – что дороги там долгие да опасные, жители же свирепые и высокомерно относятся к иноземцам. Словом, terra incognitа (неизведанная земля)! - суровая и бескрайняя пустыня…
    А что на деле-то было? Да то же самое, о чем святому русскому царю Николаю Второму отец его Александр Третий говорил: «Огромности нашей боятся»! - как век назад боялись ее, так точно и две с половиной тысячи лет назад… Побаивались, и потому не очень-то приходили влиять на нас.
    Обратный же процесс – миграция части населения из холодного края в теплый – происходил. И, таким образом, славяне веками оказывали на империю Рима свое культурное влияние. Древнеримская керамика весьма напоминала керамику древнеславянских культур Подунавья. Трехпольная система земледелия – исконно славянское изобретение, и большинство историков с этим вполне согласны. И наряду с этим почему-то продолжает считаться, будто «из северодунайских провинций римской империи славяне заимствовали развитые формы земледелия» (с этим согласен и уважаемый Сергей Цветков).
    А что представляет собой знаменитый гладиус – римский короткий меч? Это же типичный скифский акинак, воспетый не единожды в книге Велесовой и послуживший прототипом не менее знаменитым казачьим кинжалам!
    А уж о том, сколь распространены в латыни славянские корни слов – не единожды говорили авторы, принадлежащие к самым разным филологическим школам. Конечно, и в славянских языках встречаются латинизмы. Но в каких? Лишь в сформированных потомками племен, живших вдоль римского лимеса — системы пограничных укреплений; далее на север латинское влияние не проникало.
    И это несмотря на то, что за границы дунайского лимеса римляне неоднократно ходили знакомиться со славянами с оружием в руках! Обыкновенно завоеватели встречали стойкий отпор и водворялись восвояси ни с чем, но иногда, случалось, и побеждали. Так, в середине III века, император Волузиан одержал победу в Нижнем Подунавье над союзом скифских племен. Характерно, что сенат чествовал его за это как за великий подвиг и преподнес ему величальный титул «Венетский», то есть противниками его в Поднестровье были венеды – славяноскифы, а не ираноязычные скифы.
    А ведь славянофобы до сих пор пытаются представлять историю так, будто бы существовали только ираноскифы, а славяноскифов не было или, по крайней мере, Рим о них ничего не знал! Но существуют вполне конкретные документы середины и конца античной эпохи, фиксировавшие территориальное и генетическое единство скифов, сарматов, венетов. К примеру, Певтингерова карта (Tabula Peutingeriana) — дорожный атлас III века - четко означает присутствие в Поднестровье и северо-восточнее Карпат «венетов-сарматов». Причем практически все топонимы и гидронимы местности, обозначенной как земля венедов-сарматов, представляют собой узнаваемые легко славянские слова или хотя бы содержат славянские корни.

    Приложение

    Поэт Ярослав Астахов, недавно опубликовавший книгу СЛОВО К БОГУ, особенно интересуется тою тысячей лет славянской истории, в середине которой произошло Пришествие Христа (славяне понимали Его как Даждьбога Воплощенного). Где и какими были славяне за 500 лет до Р.Х.? какими стали они, куда переселились через 500 лет после Р.Х.? Об этом стихотворение Астахова, посвященное дощечке 5-й книги Велесовой:
За полторы до Дира тысчи лет –
Шли до горы Карпаньской и осели
Тамосе. Правил родами совет
Отцов. И притекало нам веселье

Бо кладно жили. Батюшка Перун
Благоволил – и полтысячелетья
Вели удатно ратную игру
Щекова рода княжичи да кметья.

А тамо – потекоша на восход
Суне, да простирашася до Непре,
Бо сей донец и до моря течёт
От северных лесов, где лоси, вепри

Да медведя. И вновь полтысчи лет
Постановленья исполняли веча.
Иллирийцы – таких уж нынче нет –
Вставали с нашей ратью плеч о плечи

Давать отпор язычникам степей,
Комоней наших алчущим и кравей,
И Русов род опять стяжал себе
Благую жизнь в достатке и во славе.

Но вот, поворотясь на полудень,
Язычники призвали костобоких,
И чуя: суждено прийти беде –
Слетались галки, вороны, сороки –

Клевати отсеченныя главы…
И все ж мы два столетия стояли,
Чтоб не было лихой о нас молвы.
Затем же отошли – не отбежали! –

Туда, где готы сотню лет уже
Сидели. Ополчился Германарех
Нам не сдавать привычных рубежей,
Но чуя силу велию в ударе,

Полученном от руссов, уступил
До Дона и Донца - и вина пили
За дружбу. Так во злачной мы степи
Начало новой жизни утвердили.
    Текст Велесовой книги, дощечка 5:
    Рщемо такыжде ляты до Дiру за тенсенце пенте ста, iдоша прады нашы до гуре Карпанеске, а тамосе осъднеща а жiвя кладно. То бо родi сен правщася од оцi родцi, а старенце родоу бя Щк одо Iрiан. Тоi бо уче Паркун бо ны сен благоволящей бо. То утщехом с Оi. А тако сен бящ жiвут пенте ста ляты. А тамо отщехом сен до восхдяцу суне а iдехом до Ньпре. Та бо рiека есе до морнже тецяi. А то полуноце сядще на Непре... А тамо осендещя пенто сент ляты Веще сен правiщасен, а тако бозема хранi сен одо многiа, ръцесо язенце. Iлерув бяща мносте тамо оседiцы огнiщаны. А тако бо скотiа сен вендетте со ступы, а i тамо тако бозема сен хранiтi. Можяще так Орце вiодех не. А пенжi яшетi многа злато а богаце жiвхо ста.
    Тако же iльмцi, яковi нас охранiша не iдiнъ, а с нама солсiяхусе, а крявь све даяй i намо... Дрiвъ бя на Русi хзарiе. Днес есва върязi... Мы ж есьмi Русiщi, нiколi не врязi...
    Сiце се iезенце одовратiшасе до полудене, а тамо нехаяй ны. А тако iдща на ведне скотi а говада своа. I веща ту птiцы зряща мноств, а тещiяшетi до не. А тi то галща i вранi од ядi летiяй. А бя сте яде велiка в ступiях. То б тоi племены костобце налязяй. А сiцъ отвережiтi раны многая, а крве лiяща. Ту внезапы главе сякша врзiям свема, a тыя суте врано i ядла. А тако стрiбы свiщашуте во стпiях, а Боряе гундяшете до полунще небеспенцетеса ны. Бiя ту съща велiка, енззiце а кустобце се разiтi со злые утечеце а воры говiяд нашех. А тако бяшет уборiца тая а два сто ляты.
    А наше родiще тещяшетi до Ляшi, пребенде ны суте тамо сядша. За сты лятi бящi тамо годе Iерменрехе, а се злобящы на ны. А ту бяща уборце влiка. А годе бя потсняна а отрцена до Донще а Доне, а Iерменрех пiяй вiна любы братресте позе воявенде нашы. А такосе утворжешетiся бя жiвуте нове.

Комментарии